Что делают с отловленными собаками

Отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск Городские власти по-прежнему предпочитают решать проблему бродячих животных их отловом и ликвидацией. Есть только один способ сделать эту сферу гуманнее

Отлов без правил Закон о защите животных, принятый в прошлом году, не облегчил жизнь бездомным собакам и кошкам. Отлов животных в нашей стране остается крайне дикой сферой. От этого страдают

В российских регионах бездомные собаки все чаще нападают на людей. В сети появляются ужасающие видеокадры, на которых собаки терзают взрослых и детей. Жители разных городов бьют тревогу: беспризорных животных на улицах стало больше. Что делать? Мы поговорили с ловцами собак и сотрудниками самого крупного в Москве государственного приюта

С нового года правила отлова и обращения с бездомными животными резко меняются. Закон долго продвигали зоозащитники, и вот, наконец, свершилось — теперь бродячих псов нельзя ни отстреливать, ни усыплять, а из бюджета области на их содержание будут идти миллионы. Правда, инспекторы ветнадзора, чиновники и владельцы приютов в ужасе. Рассказываем, почему.

Сейчас собак не усыпляют. Даже самые дикие собаки остаются жить

В российских регионах бездомные собаки все чаще нападают на людей. В сети появляются ужасающие видеокадры, на которых собаки терзают взрослых и детей. Жители разных городов бьют тревогу: беспризорных животных на улицах стало больше. Что делать? Мы поговорили с ловцами собак и сотрудниками самого крупного в Москве государственного приюта

Умерщвление беспризорных животных, выловленных в городе, запрещено. Действует проект «Отлов-стерилизация-выпуск» (ОСВ), то есть пойманное животное после медицинских манипуляций чипируют и выпускают в зону его обитания, так собака снова появляется на городских улицах. Этот принцип одни одобряют, отмечая, что животное имеет право на жизнь, а в городе собаки и кошки тоже нужны, другие выступают против, считая, что опасным животным не место в городе.

Мы поговорили с сотрудниками самого крупного в Москве государственного приюта – Кожуховского. Здесь живут около 3 тысяч собак и 400 кошек, количество колеблется – условно, 1000 животных в год появляются и столько же уходят.

С дротиком и подзорной трубой

Профессии ловца нигде не обучают. Все известные ловцы – самоучки. А вот способ отлова, к счастью, поменялся. В советское время собак ловили удавкой, петлей. «Это негуманно, больно и стресс для собаки. Но я знаю, что до сих пор в некоторых регионах так ловят. Да и в Москве даже был такой ловец лет 6 назад, не гнушался жестоких методов. Думаю, все от человека зависит, от его отношения к животным», – замечает Андрюс Моцкевичус, ветеринарный врач приюта «Кожуховский».

Сергей Лазаренко, сотрудник приюта «Кожуховский», специалист по отлову, отмечает, что самому ему никогда не приходилось ловить собаку удавкой, но видел, как это бывает: «Это очень жестоко, собака же вырывается, в итоге она может и задохнуться, и сломать шею. Раньше гастарбайтеров нанимали на такую работу, но это негуманно и, считаю, противозаконно».

Кстати, сейчас все ловцы бездомных животных имеют ветеринарное образование. «Не попадешь на эту работу просто так, принимают специалистов только с высшим ветеринарным образованием. Очень строгий контроль. Нас прививают от бешенства, нам нельзя принимать алкоголь, все, как в армии, жесткая дисциплина», – рассказывает Сергей.

Получив заявку, ловцы выезжают на место. В заявке обычно указывается, что с собакой надо сделать – привезти назад или оставить в приюте. «Чаще жители просят не возвращать собаку на место. Но если просят вернуть, то это чаще гаражи, автостоянки, парковки, промышленные объекты, потому что там собак этих считают уже своими, подкармливают, они охраняют территорию», – поясняет Сергей.

Сейчас ловцы используют наркоз – легкая смесь расслабляющих препаратов, она безопасна, собака не испытывает никакого стресса и потом просто спит.

«Мы используем трубку, в нее вставляется шприц с раствором. Надо сильно дунуть в трубку, дротик-шприц вылетает и попадает в животное, – рассказывает Андрюс. – Собака засыпает через 5–10 минут, надо следить за ней, ведь она может за это время куда-то уйти».

Сергей рассказывает, что на одну собаку тратится примерно два часа времени, нужно выследить, выбрать возможность выстрелить, затем отследить ее перемещения, дождаться, когда заснет: «Собаки чувствительные, они понимают где добро, где зло. А мы не подходим к ним, да и не подзовешь же их. Стараемся не пугать. Выстрелим и ждем, следим. Бежать за собакой, а тем более на нее нельзя». У ловцов есть оптика – бинокли, подзорные трубы, оснащение серьезное.

У Сергея дома есть французский бульдог и кошка. Он отмечает, что считает свою работу спасением для бездомных хвостатых: «На улице зима, замерзшая вода, им хочется есть, а они голодные, злые, поэтому, конечно, могут напасть на человека. Мы их спасаем, они получают кров, еду, лечение. Это гуманное отношение».

В приюте животных осматривают, важно успеть, пока собака спит, обработать раны, выяснить, есть ли травмы, провести вакцинацию, обработать от блох, клещей, глистов.

«При поступлении всех собак мы чипируем, и по номеру чипа заводим на животное страницу в журнале, собак в приюте много, по кличкам всех не запомнишь. Все данные о вакцинации остаются у нас. Есть кураторы станции по борьбе с болезнями животных, они проверяют всю информацию и выполненные работы, – рассказывает Андрюс. – Каждую собаку заносим в журнал: примерный возраст, вес, окрас, пол животного. Заводим карточку.

После всех манипуляций помещаем животное в карантин от 10 дней до месяца. У нас около 120 вольеров, каждая собака сидит в нем отдельно. Правда, если это сука со щенками или если уже постоянная собачья стая, их поселяют вместе».

Нужно сразу посмотреть, есть ли клеймо, хотя обычно сразу видно, безнадзорное это животное или хозяйское, говорят сотрудники приюта.

«Мы связываемся с волонтерами, посылаем фото клейма, они размещают на разные сайты информацию, ищут хозяев, по клейму можно найти заводчика. Такие случаи часто бывают. Особенно часто собаки сбегают в новогодние праздники, или кобели убегают на течных сук, и таких псов, в самом расцвете сил, мы часто ловим. В 90 процентах случаев, если собака породистая, или на ней есть ошейник с контактами, находятся хозяева», – говорит Андрюс.

Встречаются и пожилые породистые собаки. Их явно никто не ищет – больные, часто с опухолями или даже с выбритой на лапах шерстью, значит, недавно после операций. Их дорого выхаживать, вот и попадаются такие хозяева, которые их просто выкидывают на улицу.

Их оставляют в приюте, выхаживают, или волонтеры берут себе на передержку. Из пород часто попадаются алабаи и другие крупные, мелкие – йорки, шпицы – реже, но зато они очень быстро пристраиваются.

После стерилизации, пока швы заживают, животное содержится в приюте.

Алена, волонтер приюта «Кожуховский», с собакой Таисией. Собака попала в приют неделю назад, бывшая домашняя, стерилизована ранее за пределами приюта, ей около 5 лет. «Таисия социализированная, очень ориентирована на человека, бесконфликтная, послушная. Это собака, которая будет прекрасным питомцем для любящей семьи», – говорит Алена

Дальнейший путь животных разный. Если собаки не пристроены, не нашлись хозяева, они передаются волонтерам, которые уже вместе с главным врачом приюта формируют вольеры – кого с кем посадить. К каждой собаке прикрепляется свой волонтер-куратор.

Их задача – социализировать тех собак, которые остаются в приюте. Кого-то надо отучить кусаться, приручить, например. Приглашают кинологов, но и сами волонтеры уже опытные, справляются. Собак приучают к поводкам, учат ходить рядом, не бояться. Тех собак, которых можно социализировать, потом удается пристроить в хорошие руки.

«Есть много собак, на которых волонтеры потратили год, два, три, и они только на третий год начали выходить потихоньку с ними на улицу. Но совсем безнадежных дурных собак, бесперспективных дикарей очень мало, примерно 3–5 процентов, – рассказывает Андрюс. – Сейчас собак не усыпляют. Даже самые дикие безбашенные собаки остаются жить – их оставляют в приютах.

Вот, например, есть Шериф, ни с собаками не может контактировать, ни с людьми. Огромный пес, 60 кг, кусает всех без разницы, и его не стали выпускать назад в город или пристраивать, он живет в приюте». Усыпление сегодня запрещено, даже если собаки покусали кого-то на улице.

«Сложных собак единицы. С собаками можно работать. Даже с теми, которые боятся. Если раньше, много лет назад, на выгул выходила только часть собак, то сейчас уже все собаки выходят на выгул, – говорит Алена, волонтер приюта “Кожуховский”. – А вообще, собака бывает кусачей только от жизни собачьей. Раз они нападают, значит, они доведены до такого состояния.

Например, была стройка, строители закончили, уехали, а собачья стая, которая тут за эти 2–3 года выросла, остается. Уже без корма, без ухода. Конечно, собаки начинают голодать, озлобляются. Пока отношение к животным у людей не изменится, то и на улицах городов не будет изменений.

Все же за последние годы стало лучше. Мы это видим даже по приюту. Сейчас, например, к нам каждые выходные приезжает огромное количество людей, нам очень хорошо помогают, мы видим неравнодушие людей. А положительных эмоций от общения собаками очень много».

Собаки уходят и приходят: замкнутый круг

Как замечает Сергей, в период коронавируса выброшенных домашних животных на улицах стало больше: «Видимо, люди не хотели тратиться на них. Хорошо, что люди забирают животных из приютов себе. Иначе бы просто некуда было селить новых питомцев. Сократить популяцию бездомных псов, конечно, можно за счет стерилизации, но она ведь опять будет расти, и обычно это происходит именно за счет выбрасывания на улицу домашних животных».

Сократить популяцию бездомных собак на какой-то одной территории тоже сложно, ведь они мигрируют по всему городу.

Сергей убежден, что самое главное, что может помочь, – просветительская работа с гражданами. Нельзя выбрасывать животных на улицу!

«В России будут постоянно появляться собаки на улицах, потому что много у нас несознательных владельцев, которые бросают животных. В Европе накладываются большие штрафы за потерю собаки или, тем более, если хозяин ее выгнал, поэтому там нет таких проблем. Нам надо тоже повышать ответственность за владение животным», – соглашается Андрюс.

Да и отношение к стерилизации животных все еще двоякое. «До сих пор живет стереотип – якобы “роды полезны для здоровья собаки”, но это неправда. Уличная собака рожает, а щенки никому не нужны. Запускается цепочка, щенки вырастают, опять спариваются, появляется стая.

В Европе стерилизуют в 5 месяцев любых щенков при контроле бездомных собак, – говорит Андрюс. – И это правильно и с точки зрения здоровья, и с точки зрения распространения таких безнадзорных животных. Кстати, еще момент: если сука не стерилизована, то у кобелей это вызывает агрессию, они реально звереют на собачьей свадьбе и могут покусать людей».

«От некачественной работы страдают животные»

Андрюс полагает, что проблема кроется еще и в некачественном исполнении некоторыми частными структурами работ в рамках программы «отлов-стерилизация-возврат». После стерилизации в случае выпуска собаке ставят бирку на ухо и отвозят в то место, где забрали. Но не всегда.

«Бывают случаи, когда, скажем, отловили в Калужской области, стерилизовали, а выкинули где-нибудь в Московской области, или куда-то на участки. И это, конечно, неправильно. Собака оказывается на чужой территории, а здесь уже свои сложившиеся стаи, начинаются конфликты между животными. Иногда так делают и из-за того, что просто не хотят их кормить в приютах, накладно. Проще выпустить, не важно, куда», – рассказывает эксперт.

Программа «отлов-стерилизация-выпуск» дала свои положительные результаты, но все же собак в городе слишком много. С этим все еще ведется огромная работа.

Государственные приюты обычно не выпускают собак обратно в город, а частные приюты могут это делать. Есть система, где приюты работают сами по себе, а отлов отдельно, нет четкой схемы.

При этом государство выделяет деньги на реализацию программы по выпуску стерилизованных собак на свободу. Чтобы принять участие в этой программе, нужно выиграть тендер. И вот тут встречается недобросовестность. Часто компании, выигравшие тендер, работают не тщательно, экономят, причем не только на собаках, но и на врачах, не дают одноразовые перчатки, качественные нитки. В итоге это приводит к болезням и инфекциям животных.

Раньше при стерилизации было принято зашивать собаку обычными нитками, капроном или шелком. Но когда уже поток, тысячи операций, качество у таких операций начало хромать.

«Мы стали видеть отловленных собак, которые уже стерилизованы кем-то, с отторжением ниток, с загноениями. В итоге этих собак снова везут на операцию. И животных жалко, и деньги государственные тратятся, – говорит Андрюс. – Мы же, например, используем другой шовный материал – качественный, когда зашил и забыл, никакого воспаления».

Да и сами операции иногда делаются халтурно. Нужно удалять яичники и матку, а иногда из-за недобросовестности врачей у собаки снова начинается течка. И хоть она и не может забеременеть, но «собачьи свадьбы» собираются. И опять агрессия бездомных стай, драки собак.

Сама идея отлова и выпуска собак после стерилизации назад – хорошая, но когда доходит до реализации, халтурная работа приводит к проблемам, считают эксперты. «Причем ведь никто не проверяет результат такой работы. Цель выполнена, собака прошла круг, собаку с биркой выпустили, а как это было сделано, неясно.

Иногда к нам обращаются в частном порядке. Мы заново оперируем таких животных, – говорит Андрюс. – Все по делам видно, обещать могут многое. Тех специалистов, кто делает качественно, меньше, все заточено под коммерцию.

Или, бывает, используют препараты, которые не несут никакого терапевтического эффекта, делают уколы просто для чека, для отчетности. Одни думают о деньгах, а другие – о качестве, о профессии, о животных».

Своя стая лучше чужой

Зооволонтеры сейчас объединяются, берут под кураторство определенную территорию, собирают деньги и стерилизуют на эти средства собак с этой зоны, потом возвращают уже с биркой собаку на место. Так часто поступают с собаками-сторожами, которые живут при каких-то предприятиях, гаражах и так далее. Не допустить дальнейшего размножения – основная задача.

«Есть и еще нюанс, объясняющий, почему так правильно, – рассказывает Андрюс. – Например, живет где-то прикормленная стая хороших собак, их забирают куда-то на стерилизацию и не возвращают, тогда на это пустующее место с области или другого района придут другие собаки, но они могут быть злыми, более агрессивными.

Тогда местные жители говорят: “Верните наших собак, эти новые нам не подходят”. А собаки идут туда, где есть еда. Если эта зона не патрулируется одной стаей, туда обязательно придут другая. Срабатывает механизм, отработанный природой. Не бывает пусто место без собак».

Кормить ли животных на улице? Опять же есть разные мнения. «Если они стерилизованы, то имеет смысл их покормить, благодаря этому они не будут злыми, – считает Андрюс. – И в некоторых округах мы видим таких толстых добрых собак, они спокойные, не кусаются. При этом и популяция не растет, поскольку они стерилизованы, и другие, возможно, злые собаки не придут на территорию».

А вот Сергей считает, что лучше не подкармливать. «Я думаю, что самая правильная помощь бездомному животному – взять ее себе домой. Если нет такой возможности – лучше вызвать отлов. Сегодня это безопасно для животных, и это настоящая помощь: собаку отвезут в приют, она будет жить в тепле и заботе».

Обычно, рассказывает Сергей, местные жители разбиваются на два лагеря. Одни защищают собак, другие говорят: они нам надоели, мы их боимся, заберите их.

«Мы оказываемся между двух огней. Не хочется, чтобы нас потом проклинали. А проклинают нас обе стороны. У всех претензии. Мы пытаемся искать компромиссы. Например, объясняем: “Мы заберем сейчас 5 собак. Им вставят бирки в ухо, потом они вернутся сюда, на места обитания”. Нам же говорят: “Да вы убийцы, и в приюте им плохо!” Мы уговариваем местных жителей курировать этих собак, жители договариваются, кто, когда будет кормить. Если не договариваются, мы забираем собак в приют.

Кстати, часто жители потом приходят в приют, навещают там своих подопечных хвостатых. Бывало, что и попадало нам, с нами чуть ли не драться пытались местные жители, защищая собак от нас, “живодеров”. Однажды нас местные бабульки побили костылями, в другой раз погоны срывали с наших сотрудников. Но мы стараемся не конфликтовать, а объяснять ситуацию. И смех, и грех».

Всемирное общество защиты животных (WSPA) и Королевское общество предотвращения жестокого обращения с животными (RSPCA) в 2006–2007 годах провело исследование эффективности государственных стратегий по регулированию численности безнадзорных животных в 31 европейской стране. Выводы: полная зачистка городов от бездомных собак или гуманный отлов и перевод собак в приюты проблему не решают. Необходимо обучать владельцев животных строгому соблюдению правил содержания, контролировать разведение и продажу, а также вносить необходимые законы в сферу управления городской средой.
При этом в 13 странах есть специальное законодательство о том, кто и с какого возраста может владеть животным. В Швейцарии владелец животного обязан пройти курс обучения. В 22 странах налагаются серьезные наказания, если владелец выбросил свое животное. В Германии, Греции, Италии здоровых неагрессивных собак после поимки усыплять запрещено. Если собаке не удалось найти владельца или приют, в Германии и Италии ее берут на государственное содержание, в Греции собаку выпускают обратно. В десяти странах непристроенную собаку усыпляют после определенного периода передержки, еще в двух странах собаку усыпляют сразу. В США собак также усыпляют после передержки.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Отстрел, стерилизация, штрафы: что поможет в борьбе с бездомными животными

Пока идут ссоры и споры, собаки нападают на людей

Много лет в России не могут решить проблему бездомных домашних животных. Хотя специалисты уверяют, что знают решение: одни готовы устранить её за пару лет гуманными способами, другие — за недели, просто перестреляв всех к чертовой матери. Пока идут ссоры и споры, собаки нападают на людей. У них свои законы. Причем, настолько суровые, что один город уже почти сдался — в Магадане ввели режим ЧС из-за стай агрессивных псов.

Сообщения из разных городов о нападении диких собак, как вести с полей:

13.11.21: «В Лангепасе (ХМАО) стая бездомных собак растерзала женщину. Пострадавшая скончалась в больнице от полученных травм».

29.12.21: «Собаки-людоеды напали на женщину в Якутске. Погибшая оказалась ученой, доцентом Северо-Восточного федерального университета Сарданой Слепцовой. Ей было всего 54».

22.01.22: «В Забайкалье в поселке Домна стая загрызла насмерть 7-летнюю Риту, которая возвращалась домой из музыкальной школы».

24.01.22: «Стая бездомных собак напала на подростков на северы Москвы». «Бездомные собаки напали на двух маленьких детей в Сахалинской области: 6-летнего мальчика спас комбинезон, у 4-летней девочки искусано лицо».

25.01.22: «Растерзанное собаками тело 58-летнего мужчины нашли на пустыре под Астраханью. Люди сами сбивались в стаи, чтобы отбиваться, но в тот роковой день погибший отстал от коллег, чтобы зайти в банк».

Это далеко не все. Интернет-поисковики выдадут десятки случаев по стране. И все они, как под копирку: «Местные жители давно жаловались. », «Родители который месяц бояться отпускать детей одних на улицу. »

ЖУЧКА НА ВНУЧКУ, ВНУЧКА НА ЧИНОВНИКА, ЧИНОВНИК НА ЗАКОН

Каждое нападение вызывает цепную реакцию. После них люди требуют ответа от местных чиновников. В Забайкальской Домне, когда погибла 7-летняя девочка, у здания администрации собрался стихийный митинг: «Как допустили такое?». Приехал даже губернатор, пообещал отловить всех собак и отправить их в приют.

— Какой еще приют?! Срочно уберите эту свору! — орала толпа.

Уже на следующий день там раздались выстрелы — жители сами стали отстреливать собак, не дожидаясь пока кто-то что-то сделает. Досталось не только тем, что гуляют на пустыре, но и домашним. Тут уже не до разборок, где хороший пес, а где плохой.

Чиновники в свою очередь нападают на закон, тот самый 498 ФЗ «Об ответственном обращении с животными». Если в двух словах, он гласит, что нельзя проявлять жестокость к животным. Там есть ряд рекомендаций для владельцев (как выгуливать, оказывать вовремя ветеринарную помощь и т. д.), и для муниципальных чиновников (строить приюты и ни в коем случае не усыплять). А еще там предписано бездомных отлавливать, стерилизовать, чипировать и. отпускать обратно. То есть никаких отловов и отстрелов.

— Я боролась как могла, — говорила журналистам сразу после трагедии глава поселка Домна Ирина Кобзева. — Но если придерживаться закона… Их же обратно предписано отпускать. Вот что получилось.

Ирина поясняет: на весь Читинский район выделено 2 миллиона рублей на «собачьи дела». А в Домне насчитали 250 бесхозных псов. И на каждого по законной схеме надо 12 000. То есть только на один поселок — 3 миллиона. Дебет с кредитом не сходится, а собаки множатся.

В таком же ключе был ответ и губернатора Астраханской области Игоря Бабушкина, после громкой трагедии:

— В 2021 году в области отловили и обработали более 5 тысяч собак, потратив на это более 75 миллионов рублей. У нас действуют 5 приютов. Ещё один будем строить, — написал он у себя в инстаграмме. — Даже если бы мы стерилизовали всех собак в регионе единовременно, их поголовье уменьшалось бы до приемлемого уровня в течение 5-7 лет.

Господин Бабушкин тоже пеняет на проблемы в законодательстве. Стерилизованное и чипированное животное надо вернуть туда, откуда отловили. Но от этого собаки не становятся менее голодными и агрессивными. И еще казус: собаки с метками повторному отлову не подлежат…

То же самое говорят и чиновники Якутска, Магадана, других городов. Как бы намекая, что «эти ваши законодательные гуманности ни к чему хорошему не приведут». Как раньше бы, отловил, убил — и порядок.

Но у некоторых нервы не выдерживают и они срываются на… зоозащитников. Даже запад приплетают:

— Эти люди, зоозащитники, не просто угрожают безопасности России, а подрывают её, — кипятился на заседании Совета Федерации сенатор от Забайкалья Александр Михайлов. — Мне кажется, что это какой-то зарубежный проект, нацеленный на уничтожение россиян с помощью собак. Людей, которые не дают бродячих псов ликвидировать, надо на законодательном уровне — ставить к стенке.

Слава Богу, нашлись-таки виновные. Проклятые Ротшильды, естественно. А кто ж еще-то?

ВСЕ БЕЗДОМНЫЕ РОДИЛИСЬ ДОМА

Зоозащитники, которых сейчас почти вся страна предала анафеме, говорят примерно одно и то же. Говорят давно. Ведь этот вопрос не вчера появился.

— Если у кого-то из депутатов вызывают ностальгию воспоминания о бесконечной кровавой бойне животных, я бы предложила сюда добавить пьянки, мордобой и поджоги соседей, чтобы уже довести «до совершенства» образ дикой, дремучей России перед всем цивилизованным миром,- говорит kp.ru Ирина Новожилова, основательница старейшей и одной из самых уважаемых зоозащитных организаций в стране Центра защиты прав животных «Вита». – Ни один защитник животных не будет выступать за то, чтобы неприкаянные стаи бродили стаями. Мы – и люди, и животные — стали заложниками нерешаемой властями проблемы. Не решаемой уже даже не годами, а веками.

Посмотрите исторические сводки. И в древние времена были «кошкодавы», которые ездили и давили по улицам животных. И даже в дневниках Николая ll можно найти: «Сегодня убил …надцать кошек и собак». И после революции булгаковский Шариков с его «отделом подочистки» бегал с удавками по улицам, имея под собой реальных прототипов. И в поздние советские годы отстрелы и отловы продолжались бесконечно, на место отловленных тут же приходили новые животные — и начинай с начала! Пустое растранжиривание многомиллиардных средств при абсолютно нерешаемой проблеме. Не говоря об этике…

— Сейчас этот самый закон 498 ФЗ, запрещает же убийства животных. Приюты обязали им строить.

— Приюты можно хоть вместо всех домов построить. На этой стадии работа только с бездомными животными уже ничего не даст. Все эти бездомные родились когда-то дома. Но потом оказались под забором или в соседнем лесочке. Поймите, кран из которого бурным потоком на улицы льются бездомные собачки и кошечки у нас никак не перекрыт. Разведение совершенно не контролируется государством. Люди плодят животных беспрестанно.

— Ну вот моя кошка, допустим, (опущу момент, что она стерилизована) сидит дома. Как ей размножаться?

— Это вы такая. А больше половины России, особенно те, кто живут в маленьких поселках, держат животных, что называется, на вольном выпасе (самовыгул). Эти кошечки и собачки куда хотят, туда и ходят. А хозяева о стерилизации не то, что не думают, а вообще считают негуманной. В таких условиях обязательно появится нежелательное потомство. Его или в ведро, или более «гуманные» в коробку и под забор. В итоге эти щенки прибиваются к стаям тех самых стерилизованных и чипированных. И вся работа насмарку.

Есть еще дачники, которые на 4 месяца в году уезжают за город, и везут с собой не стерилизованных кошечек и собачек. А потом мы, те самые зоозащитники которых «к стенке», едем по опустелым СНТ собирать «летние игрушки». В город потомство с собой не забирают почему-то. Но оно само туда в итоге прибегает в поисках пищи. И становятся теми самими голодными и «агрессивными» псами. А Госдума при этом вместо рабочих механизмов пока рекомендации раздает. «Граждане, стерилизуйте своих животных, мы вам рекомендуем». Кто и когда побежал по рекомендации что-либо делать? Тоже самое они рекомендуют регионам: «Регионы, стройте приюты, мы вам рекомендуем». И они тут же пошли и построили. Ага.

ТРИ ГУБИТЕЛЬНЫХ МИФА

Если коротко, мы должны стремиться к такой модели, чтобы в каждой квартире был только стерилизованный питомец, а тогда уже одномоментно отловленные с улиц животные были стерилизованы и размещены в приюты. Так давно уже сделал весь цивилизованный мир. Только в этом случае пополнение на улицы навсегда прекратится.

— Бездомные животные – это результат нестыковки между спросом и предложением, при котором животных на свет появляется гораздо больше, чем их способны взять в дома люди, — объясняет Новожилова. — Это математическая модель. Заводчиков с их клубами по разведению – под жесткий государственный контроль – лицензирование, налогообложение, вплоть до квотирования, чтобы их было по пальцам сосчитать и всё предельно прозрачно.

Что касается разведенцев «по недомыслию», то есть всех этих миллионов сердобольных россиян, то здесь нужно ТРИ шага:

— ИНФОРМИРОВАНИЕ людей о масштабах проблемы и необходимости стерилизации питомца, ПОМОЩЬ С БЕСПЛАТНОЙ стерилизацией для малоимущих, и ВЫЕЗДНЫЕ СЕССИИ ветврачей в села.

По словам зоозащитников, в народе прочно засели три мифа:

1 миф. «Надо дать моей Жучке хоть раз в жизни родить, лучше для ее физиологии».

А это лишний миллион бродячих животных: по данным Всемирного Общества Защиты Животных (WSPA) одна пара котов за 6 лет дает потомство в 420 000 особей. А собак — 67 000. Всего за 6 (. ) лет.

2 миф. «Операция опасна, и вмешиваться в природу не гуманно».

— Буквально в прошлом году одна ветклиника в Якутске получила грант, на который можно было предвосхитить нежелательное появление на свет 15 тысяч особей. Бесплатно! — рассказывает Ирина. — Мы обращались и к главе города, и к губернатору: «Проинформируйте людей, пустите социальную рекламу по ТВ». В ответ — отписки. Мы обратились к нескольким редакторам газет. И знаете что говорят? «Мы против стерилизации, это не гуманно». А по весне докладывают: «+ 7000 бродячих животных». Еще история: были по вызову в одной квартире в Москве, там женщина держит 60 кошек, они рожают у нее денно и нощно, вонь — ужас. Мы ей предложили помощь со стерилизацией. «Нет, это же надо женские органы кошке удалить. Не гуманно. Я подожду пока ветеринары научатся перевязывать фаллопиевы трубы животным». И каждый день она топит котят, или на улицу выкидывает. Это гуманно.

3 миф. «Пусть рожает, пристрою куда-нибудь».

— Если бы люди видели, что делают эти платные «помощники» по пристройке щенков, — сокрушается моя собеседница. — Как выкидывают их прямо в коробках из окон машин на трассе. Раньше все это можно было лицезреть после рабочего дня «Птичьего рынка» — километры пищащих и скулящих кустов. Сейчас всё перенеслось в интернет. Людей, которые добросовестно занимаются пристройством зверюшек — единицы. Но все равно гарантий, что отданный «в добрые руки» щенок не оказывается дальше на улице, нет.

СПАСЕТ ТОЛЬКО СТЕРИЛИЗАЦИЯ. ТОТАЛЬНАЯ

Новожилова предлагает, если уж власти не верят зоозащитникам, перенять международный опыт: Вместо того, чтобы тратить миллиарды на ловцов, надо провести компанию по массовой, ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ стерилизации всех животных. Не только бездомных, но и домашних. Причем, или по очень доступной цене, или вообще бесплатно.

— Когда зарплата 8000, человек не поведет свою собачку на операцию за 4000, — отмечает Ирина. — Тем более в отдаленных поселках, где ближайшая клиника в нескольких десятках километров. В таких местах помогут выездные бригады ветврачей.

Вместе со стерилизацией нужно всех кошек и собак зарегистрировать и запустить массовую пропаганду.

— Разъяснять надо людям, как с животными обращаться, — говорит Новожилова. — Если хотите завести, то вот такие ваши первые шаги: стерилизация, регистрация, ветеринарное наблюдение, прививки. А если выбросите на улицу- штраф. Или тюрьма (такие меры есть в европейских странах). На все про все это уйдет максимум года два.

Это первый этап, по словам зоозащитницы. Без него нет смысла проводить следующие — работает разведенческий конвейер.

— Эта схема работает во всем мире?

— Да. Именно обязательная стерилизация — первый этап. Этих животных мы притащили в города, а инстинкты у них так и остались. Один из основных — размножение. С ним надо что-то делать, и только потом вводить экономические рычаги.

— Вы имеете в виду налоги?

— Во многих странах есть такая мера, как налог НЕ СТЕРИЛИЗОВАННОЕ животное. Одной моей знакомой в Лондоне за 16 дней 3 раза позвонили из ветслужбы: «У нас пометка, что ваша собака достигла половозрелого возраста. Если вы ее не будете стерилизовать, то будете платить налог!». А у нас глава комитета Госдумы по экологии дает один ответ: «Ой нет, налог на домашних животных — это не популярная мера, нельзя». Но речь то не о всех животных, а только о НЕ СТЕРИЛИЗОВАННЫХ. И то не сразу, а только после ряда других важных и нужных мероприятий. Но никто нас не слышит. Вместо этого Госдума вводит сейчас обязательную регистрацию. Кого они собираются регистрировать? Ведра щенков и котят? Регистрация никак не влияет на инстинкт размножения.

— И правильно. Ну нельзя же вводить налог на домашних животных.

— Конечно! Речь-то совсем о другом! О нестерилизованных животных, и то не сразу, а только после ряда других важных и нужных мероприятий. Но никто нас не слышит. Вместо этого Госдума вводит обязательную регистрацию. Кого они собираются регистрировать? Регистрация никак не влияет на инстинкт размножения.

— Почему у нас никак не решат проблему бездомных животных?

-У нас есть два предположения, — поделилась со мной напоследок Ирина. – Или кто-то очень не хочет упускать бездонное многомиллиардное корыто (лови каждый день, а численность снова восстанавливается), либо это наш менталитет — усердно бороться со следствием, строить «Потемкинские деревни», так и не ликвидируя причину.

В ДУМЕ РАЗРАБАТЫВАЮТ МЕРЫ. ПРОТИВ ЧИНОВНИКОВ

В Госдуме сейчас экстренно собрана рабочая группа по изменению законодательства. Предложения обещал направить и СК, регионы что-то готовят. Парламентарии анонсировали, что вопрос будет решен в течении февраля. Я позвонила замглавы думского комитета по экологии Владимиру Бурматову, чтобы узнать как обстановка. Какие уже созрели решения.

— Мы активно изучаем предложения, которые поступили в Государственную Думу от субъектов РФ, от граждан, от волонтеров, от зоозащитников, от экологов, от ученых. Их уже пришло больше 30 000. Думаю, окончательно их будет более 40 000.

— Уже есть понимание, что точно будет в законопроекте?

— Что совершенно точно мы будем прорабатывать — ужесточение ответсвенности для чиновников, которые не исполняют законодательство и не защищают граждан. Потому что сейчас возбуждают уголовные дела тогда, когда трагедия уже произошла. А ответственность должна наступать до! То есть когда не исполняется законодательство. И в Бурятии, и в Якутии и в Астрахани, не была создана инфраструктура по обращению с безнадзорными животными, нет приютов, не заключены контракты с исполнителями по отлову, стерилизации и так далее. Прокуратура давала предписания, которые не исполнялись. Понятно, что сейчас ответственные лица сядут.

— Но ведь можно было не допустить трагедии.

— У меня такая же позиция. Дальше — вопросы строительства и поддержки приютов — это очень важная тема. В первую очередь это касается волонтерских приютов и использования механизмов, в том числе и поддержки этих людей. Ведь они занимаются животными по велению сердца, им надо помочь. Дальше, однозначно, будет повышение отвественности и к хозяевам домашних животных. Потому что откуда эти беспризорные псы? Они все домашние.

В этот момент я порадовалась, что вот она точка соприкосновения с заоозащитниками. Пусть и не первым пунктом, но все же.

— Так что штрафы за выброшенных животных и очень серьезные, будут введены, — продолжил Бурматов. — В районе 30 000 за избавление от питомца. Запрет самовыгула введем, потому что сейчас выясняется, что в нападениях участвовали и владельческие животные. Это прямо факт. Домашние и создают эти стаи. Хозяева утром выпускают своих собак побегать, то есть это самовыпас уже. Собаки лазят по помойкам, ищут себе кормовую базу, нападают на людей и так далее. Введем региональные программы по стерилизации. И не только о бездомных речь. Но и домашних.

— А что это за программы? Льготная цена или бесплатно?

— На усмотрение регионов. В Московской области есть программа, например, когда часть стоимости владельцам компенсируют. Так всем выгоднее, чем потом тратить совсем другие деньги на отлов и стерилизацию многочисленного потомства. Обсуждаем и дальше с Минсельхозом порядок учета и регистрации домашних животных, потому что по другому порядок в этой сфере не навести.

Хоть и очень медленно, но мы все же движемся к намеченной цели — избавлению наших городов от бездомных собак и кошек. И избавлению собак и кошек от мучительной жизни и смерти в наших городах.

— Слушайте, мы начали этим заниматься 4 года назад, когда был принят первый закон Госдумой. Ну а что вы хотите, Англия в этом году отметила 200 летие с принятия первого закона, — заметил Владимир Бурматов. — А мы только 4 года назад начали этим заниматься, приняв первый законодательный акт.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АО «ИД «Комсомольская правда». ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

Содержание и отлов безнадзорных животных: правила, требования и особенности

Сегодня мы поговорим о правилах отлова безнадзорных животных. Заниматься этим должны опытные и профессиональные люди, которые знают не только тонкости своей работы, но и законодательство, которым регулируется их деятельность.

Общие принципы

Порядок отлова безнадзорных животных основывается на некоторых общих принципах, о которых мы сейчас поговорим. Для начала стоит понимать, что бездомные животные находятся под защитой государственной власти. Кроме того, они являются неотъемлемой частью экологической среды. Основной принцип, на котором строится любая работа с животными, заключается в том, что относиться к ним надо как к существам, которые могут чувствовать страх и боль, то есть сочувственно.

отлов безнадзорных животных

Регулирование вопросов о наличии безнадзорных животных требует гуманности, нравственности и современного подхода к делу. Это означает, что должны учитываться биологические особенности братьев наших меньших, а также не должно быть места жестокому обращению с животными.

Документальное оформление

Организации по отлову безнадзорных животных используют основной метод, допустимый законодательством для регулирования количества бездомных зверей. Это метод стерилизации самок. При этом после процедуры животное возвращается в естественную среду обитания. Все этапы работы сопровождаются документами. На каждое животное заводится отдельный бланк, где указывается вся необходимая информация о том, что, когда и где было сделано.

Кому доверяется эта работа?

отлов и содержание безнадзорных животных

Отлов безнадзорных животных необходим для того, чтобы регулировать число бродячих зверей. Их отвозят в стационар, кастрируют и возвращают в естественную среду либо помещают в приют. Стерилизации подлежат в основном самки и животные, которые агрессивно себя ведут.

Проводить подобную работу может организация с любой формой собственности. Главное, чтобы была соответствующая лицензия на проведение ветеринарной деятельности в лечебно-профилактических целях. Организация должна пройти городской конкурс и получить одобрение местной администрации. С победителями заключается настоящий договор, в котором оговариваются все условия. Очень важно, чтобы заданное количество кастрированных животных было соизмеримо с вместительностью стационара и приюта. После этого заказчик выдает выбранной организации документы, в которых указано количество животных, их окрас, пол и место обитания. Если животное забирается в приют по причине агрессивного поведения, обязательно это должно быть подтверждено жалобами людей.

Этапы работы

Правила отлова безнадзорных животных включают в себя несколько основных этапов. Сначала необходимо собрать заявки на отлов животных, а затем составить план действий. После этого подготавливается автомобиль, снаряжение, специалисты. Происходит встреча с представителями власти, заказчиком и другими заинтересованными лицами. После этого все они выезжают на место отлова. Затем начинается сам процесс.

порядок отлова безнадзорных животных

Кстати, обездвиживание возможно только в том случае, если не помогают другие способы. Животное помещают в клетку, затем грузят в автомобиль и заполняют нужные документы. Они сверяются и подписываются уполномоченными лицами. Если при отлове необходимо применить обездвиживание, то бригада специалистов должна состоять из водителя-ловца, ловца-ветеринара и ловца-кинолога. Также обязательно должны присутствовать представители организации по защите животных.

Мероприятия по отлову и содержанию безнадзорных животных могут проводиться только психически здоровыми и уравновешенными людьми. Они должны пройти обязательный курс специального обучения, чтобы иметь возможность получить удостоверение. Ловцы обязаны работать с животными гуманно, доставлять их в стационар для кастрации в день отлова.

Комплектация

Отлов безнадзорных животных проводится специально подготовленной бригадой, которая снаряжена необходимыми инструментами. Это могут быть:

  • средства для сковывания движения;
  • пневмотрубка и «летающий» шприц;
  • сачки;
  • клетки для собак и кошек;
  • котоловки;
  • захватки с самозатягивающейся петлей.

порядок отлова и содержания безнадзорных животных

Другие средства, которые используются для отлова и содержания безнадзорных животных, должны соответствовать стандартам и технической документации. Запрещено использовать самодельные средства для отлова или те, которые специально для этого не предназначены. Работы по отлову должны проводиться ловцами в специальной одежде. Это должен быть хлопчатобумажный костюм и рукавицы из кожи с крагами. Зимой одежда такая же, только костюм на теплой подкладке. На брюки следует наносить светоотражающие полоски. На куртку наносится название организации, занимающейся отловом, и ее номер.

Содержание животных

Не только отлов безнадзорных животных, но и их содержание очень важно. В приюте или стационаре животных содержат согласно всем правилам. Для каждого есть бланк, в котором находится вся информация. Содержание животных согласно стандартам означает, что они должны отлавливаться живыми и невредимыми. Нельзя причинять им намеренную боль, если этого можно избежать.

организации по отлову безнадзорных животных

На каждое животное, которое погибло на любом из этапов работы, составляется акт смерти. При этом по требованию заказчика работники организации должны за свой счет провести вскрытие животного и предоставить результаты. Отловленные животные должны содержаться в стационарах или приютах по месту отлова, то есть в пределах города или села (не далее 30 км от границы населенного пункта). Все звери должны быть мечены, подлежать регистрации и учету не только по внутренним документам, но и через ГСИЦ.

В некоторых случаях организации имеют свой сайт в сети Интернет, на котором выкладывают фотографии пойманных животных для того, чтобы владельцы могли отыскать своих питомцев в случае потери. Кроме того, индивидуальный бланк каждого животного также сопровождается фотографией.

Сложности отлова

Для отлова желательно привлекать опекунов животных. Если это невозможно, допускается использование захватки с самозатягивающейся петлей. Если при этом тоже не удается поймать животное, можно использовать ловушки с приманкой. Если все перечисленные способы не сработали, ловец может использовать обездвиживание. Оно достигается при использовании пневмотрубки и шприца. При этом рекомендуется применять нейролептические препараты, о которых мы поговорим ниже.

мероприятия по отлову и содержанию безнадзорных животных

При отлове и во время пребывания животного в стационаре или приюте ветеринар должен оказывать ему необходимую медицинскую помощь. Ловцы животных тоже должны знать, как оказать неотложную помощь. В день бригада ловцов должна отлавливать примерно 3-5 собак и 5-8 кошек.

Препараты

Используемые препараты должны быть полностью безопасны для человека и животных. Нельзя использовать дитилин и другие миорелаксанты при отлове. При содержании собак в приюте или проведении операции в стационаре рекомендуется использовать наркоз, чтобы снизить вероятность появления побочных эффектов, а также токсичность.

Наиболее часто на практике требуются следующие препараты:

«Кетамин» легко растворяется в воде, он представляет собой белый порошок. Растворы с ним получатся бесцветные и прозрачные. Используется для общего анестезирующего эффекта. Особенностью препарата является то, что он действует быстро, но недолго. «Калипсовет» – белый, легко растворимый в воде порошок, который не имеет цвета. «Ромпун» – белый порошок с горьким привкусом, растворяется в метаноле и воде, вызывает сон, который сопровождается анальгезией и миорелаксирующим эффектом. Действие препарата начинается через 5-15 минут после введения. При этом у животного замедляется дыхание и сердечная деятельность. «Рометар» является аналогом «Ромпуна».

правила отлова безнадзорных животных

При проведении эвтаназии запрещено использование жестоких методов (удушение, отравление ядами, утопление и т. д.). Запрещено умерщвлять животное, находящееся в состоянии бодрствования.

Запрещено!

Порядок отлова и содержания безнадзорных животных имеет строгие правила, нарушать которые нельзя. Запрещается ловить животных, которые отсутствуют в заказе. Нельзя принимать заявки от граждан и организаций на отлов и кастрацию животных напрямую. Запрещено присваивать кошек или собак себе, перепродавать их, передавать третьим лицам. Также нельзя изымать животных с частных территорий и квартир, если нет постановления суда. Ловцам запрещено снимать собак с привязи возле аптек, магазинов и учреждений коммунального обслуживания.

Подводя итоги статьи, хочется сказать о том, что проблема бродячих животных очень распространена. Несмотря на то что с ней активно борются, безнадзорные животные продолжают страдать от жестокого обращения. Возможно, только пристальный контроль со стороны карательных органов государственной власти способен противостоять бесчинству.

Держись, собака: почему новый закон о бездомных животных станет кошмаром для всех

С нового года правила отлова и обращения с бездомными животными резко меняются. Закон долго продвигали зоозащитники, и вот, наконец, свершилось — теперь бродячих псов нельзя ни отстреливать, ни усыплять, а из бюджета области на их содержание будут идти миллионы. Правда, инспекторы ветнадзора, чиновники и владельцы приютов в ужасе. Рассказываем, почему.

Итак, с 1 января вступает в силу новый федеральный закон № 498 “Об ответственном обращении с животными”, и уже сейчас проверены прокуратурой, одобрены юстицией и поддержаны депутатами все изменения в региональных законах, которые нужны для того, чтобы новые правила стали работать на территории Кузбасса.

До этого полномочия по организации обращения с бездомными животными были закреплены за управлением ветеринарии. С 1 января такая ответственность ляжет на органы местного самоуправления.

Как рассказал Сибдепо руководитель областного ветнадзора Сергей Лысенко, согласно методическим рекомендациям правительства, отловом и 30-дневным содержанием животных должны заниматься муниципальные службы. Собак будут ловить, отвозить в приют, стерилизовать/кастрировать, а по прошествии 30 дней – выпускать обратно. Искалеченных и нежизнеспособных животных — усыплять.

«В период содержания в приюте специалисты должны будут определить, насколько животное агрессивно, и мотивирована ли эта агрессия. Если собака не агрессивная или её агрессия мотивирована – собаку по истечению месяца вернут туда, где её поймали», — рассказал Сергей Лысенко.

По данным сотрудников ветнадзора, в Кузбассе сейчас около 7000 беспризорных собак, однако ловить всех и сразу никто не собирается: в год в области будут отлавливать 3500 беспризорных псов. На эти цели будет выделено 37 825 414 рублей: из расчёта 120 рублей в день на каждую собаку. Эти средства уже заложены в бюджет Кемеровской области на 2020 год.

Только благотворительность

Отдельная часть рекомендаций правительства касается содержания безнадзорных животных в приютах – по новому закону здоровые собаки, которые слишком агрессивны для того, чтобы выпускать их обратно, должны будут оставаться в приютах на пожизненное содержание.

«Согласно закону, муниципалитеты будут отвечать только за отлов и содержание собак, а вот полномочия по дальнейшему пожизненному содержанию агрессивных животных ложатся на владельцев этих заведений. Организовывать приюты имеют право юридическим фирмы, ИП, а если приют муниципальный, то городская или районная администрация будет искать подрядчика», — сообщили в ветнадзоре.

При этом на строительство, содержание самих приютов и агрессивных собак, живущих в них, не будет выделено ни копейки из облбюджета – только собственные средства владельцев приюта или благотворительность.

Есть и ещё одно ограничение – в области сейчас работают всего четыре официальных приюта для бездомных животных. Всё остальное – пункты передержки, которые своими силами устраивают зоозащитники. Так что если они и захотят работать по новому закону, то им придётся срочно проходить процедуру оформления юрлица или ИП. Или вообще не иметь дел с собаками. На «легализацию» у кузбасских зоозащитников всего месяц – до начала февраля.

А пока, получается, хотя новый закон и начнёт «работать» с нового года, выловленных на улице бродячих псов везти будет некуда.

Корреспонденты Сибдепо позвонили сразу в несколько кузбасских муниципалитетов, чтобы узнать, как там сейчас обстоят дела с отловом бездомных собак. Но какого-либо вразумительного ответа нигде не удалось добиться. Практически везде отвечали что да, беспризорных животных с улиц городов отлавливают, а вот что происходит с собаками потом – никто не уточнял. К примеру, в пресс-службе кемеровской администрации корреспонденту Сибдепо уточнили, что сейчас в городе идёт подготовка к применению метода «отлов-стерилизация-вакцинация-возврат».

А в другом муниципалитете честно, хотя и по-секрету, рассказали, что новые поправки в закон буквально дезорганизовали работу по отлову собак.

«Очень болезненная тема, мы готовимся к вступлению в силу новых правил, но это трудно. У нас сейчас буквально ищут предпринимателей, которые готовы заняться этими приютами. Желающих мало. До этого бездомных собак, если горожане жаловались, отлавливали, усыпляли, захоранивали. Сейчас, пока не примут новый закон, эта работа приостановлена на время, отлова нет», — сообщил собеседник.

«Это садизм»

Отлов, стерилизация и возвращение на улицу бездомных животных – это новый опыт для Кузбасса, но не для всей страны. К примеру, в соседней Томской области такая практика давно и хорошо отработана. Томская мэрия вот уже несколько лет выделяет деньги на отлов животных частной компании «Верный друг», которая, по совместительству, содержит приют и крематорий для животных.

Казалось бы, с вступлением в силу нового закона в работе «Верного друга» ничего не должно измениться. Но, по словам руководителя организации «Верный друг» Алены Можейко, новый закон – это как раз тот случай, когда хотели, как лучше, а получилось – как всегда.

Всегда собаки делились на три категории. Первая — это бывшие домашние контактные собаки, которые не боятся человека и могут его укусить. Таких собак оставляют в приюте и пытаются раздать новым хозяевам, но не очень успешно – животных поступает много, а разбирают неохотно. Сейчас в приюте у Алены около 300 таких собак. Другая категория животных – это как раз-таки собаки, которых стерилизуют. Чаще всего это только что родившие суки: собаку оперируют, помогают восстановиться и отпускают на волю. И, наконец, третья категория собак, которая до этого всегда попадала под усыпление – это собаки с немотивированной агрессией и новорожденные щенки.

«Новорожденных всегда убирали – неизвестно, какая собака из них потом вырастет. Скорее всего – агрессивная и не способная на контакт с людьми, причём в городской среде эти детёныши почти наверняка погибли бы. Сейчас это положение отменили и нам придётся выращивать этих щенков и после стерилизации отпускать в город. Сразу говорю – эти щенки будут гибнуть от нападений других членов стаи, под колёсами машин, с непривычки – от голода. Постепенно дичать», — рассказала Алёна.

По словам Алёны, отмена эвтаназии для беспризорных собак была «продвинута» в качестве закона зоозащитниками, но вместо сохранения жизней животных это приведёт только к ухудшению обстановки.

«Мы ставили с зоозащитниками эксперимент – на полтора месяца отменили полностью эвтаназию. К началу эксперимента в приюте было 400 собак, через 1,5 месяца – уже больше 700, и это при том, что мы массово начали выпускать стерилизованных собак. Я приводила зооозащитников и показывала этих несчастных псов, обречённых так жить до самой смерти: в вольерах, на переполненной территории, в постоянном стрессе», — вспоминает владелица приюта.

Томичка считает, что при обязательном отмене эвтаназии, как предусмотрено законом, приюты очень быстро превратятся для псов в переполненные тюрьмы строгого режима. Покусы, погрызы, усиление агрессии в условиях переполненных вольеров, практически полное отсутствие выгула при хроническом недостатке волонтёров – такую жизнь вряд ли можно будет назвать счастливой.

Не с тех начали

Алена Можейко уверена — по новым законам она сможет отработать максимум два-три месяца, как в принципе и любой другой человек, решивший организовать приют для бездомных животных. Потом — всё, приют «утонет» в животных и отчётности. На какую-либо существенную помощь благотворителей или внезапный альтруизм горожан, решивших разобрать по домам всех псов, томичка не рассчитывает.

«Законодатели пошли не с той стороны: сначала должен был быть создан закон, который бы создал налоговую базу для домашних животных, обязал владельцев регистрировать их, заботиться и строго наказывать за нарушения. И вот когда этот закон проработал бы года четыре, тогда и можно было бы создавать этот закон. На самом деле проблема в людях: мы приезжаем в район, где стаи бродячих собак, полностью очищаем его от животных – а через два года там бегают такие же стаи. Это «новенькие», выброшенные на помойки местными жителями», — отмечает Можейко.

Теперь же, уверена томичка, жителям городов придётся иметь дело с последствиями непродуманного закона: да, стерилизованных, чипированных и привитых псов на улицах станет больше, но они будут по-прежнему голодными и, при случае, агрессивными. И если отношение к содержанию животных в принципе в обществе не изменится, то бездомных псов будет всё больше.

Отлов без правил

Закон о защите животных, принятый в прошлом году, не облегчил жизнь бездомным собакам и кошкам. Отлов животных в нашей стране остается крайне дикой сферой. От этого страдают не только бродячие, но и домашние животные. «Такие дела» выясняли, как в нашей стране обстоят дела с отловом, и на примере пса Фреда пытались понять, что делать, если вашу собаку поймали отловщики

Увезли по звонку

Большой лохматый кобель по кличке Фред жил на одном из участков в СНТ «Горки» в Наро-Фоминском районе Московской области. После смерти хозяина за ним стали присматривать соседи. Кормили и считали своим питомцем. Ночевал Фред у них на участке, а весь день бегал по поселку, как в деревне. Ни для кого это проблемой не было, жители поселка его любили, возле пункта охраны на въезде даже сделали будку с надписью «Дом Фреда». Со временем появились две суки, которых Фред взял под свое крыло. Вместе гуляли, вместе ночевали под домом приютивших его людей.

Но 14 февраля 2019 года в «Горки» приехал белый фургон Peugeot. Председатель СНТ вызвала отлов, чтобы убрать собак из дачного поселка. Собаки были социализированные, поэтому отловить их не составило труда. Три выстрела транквилизатором, и мохнатые оказались в кузове, включая беременную суку, которая была уже на сносях и почти не выходила с участка, отлеживаясь в беседке. Но в этот день все же вышла.

«Я приехала на дачу, как всегда пошла их покормить, — говорит Инга, жительница дачного поселка. — Зову их, зову, они обычно на мой свист выбегали. И выходит женщина, практически в слезах. Говорит, что отловили их. Кто, чего — не понятно. Звоню председателю, она не берет трубку. Я бегом в правление, они там два раза в неделю по три часа сидят. Прибегаю, спрашиваю, где наши собаки? Председатель говорит, что она вызвала отлов. Спрашиваю, на каком основании, а она делает вид, что не понимает. Говорит: “В смысле?” Я ей: “Собаки не агрессивные. Кобель ласковый, добрый, а сучки сами шуганные, людей сторонятся”. Прошу показать хоть одну жалобу на них, а она говорит, что все документы не здесь. В итоге я написала заявление с просьбой предоставить копию договора на отлов, на что получила ответ, что получу его, только если предоставлю документы на собак со всеми прививками».

После общения с председателем Инга пошла к охраннику на въезде в поселок. Туда, где стояла будка с надписью «Дом Фреда». Охранник рассказал, что приезжали отловщики из ООО «Айболит». В его задачу входило отдать им деньги при условии, что в кузове будет лежать три собаки. Он передал деньги и получил расписку. Отловщик Юрий потом подтвердил, что получил девять тысяч рублей налом без договора. Для него это была простая подработка. В основном он работает по государственным контрактам ОСВВ (отлов, стерилизация, вакцинация, выпуск), но в свободное время может подкалымить. Телефон Юрия мне дали в клинике «Айболит». Он от общения не отказался и даже согласился показать место в районе Домодедово, где выпустил бедолаг.

Сотрудник пункта временного содержания собак осуществляет отлов бездомных животных Фото: Сергей Ермохин/РИА Новости

— Вот это место, — говорит Юрий, отловщик животных. — Вот племзавод «Ямской» в промзоне Житнево, тут, прямо перед КПП, я их и выпустил. Здесь есть полуразрушенные коровники, есть действующие. У меня три критерия по месту выпуска животных: доступ к воде, еде, к людям и укрытию. Здесь укрытие есть, доступ к еде есть — тут скотобойня. Копыт и прочего навалом. Конторы, которые я называю «убивашками», приезжают на такие частные заказы и собак в мешки складывают. Я всегда собак выпускаю.

— Это ваши клиенты? — показываю я на четырех собак, которые подошли к нашей машине.

— Эти трое нет, а эта точно моя, — Юрий показывает на небольшого черного пса. — Причем где-то полгода назад.

— А почему именно сюда отвезли? От места отлова до сюда 130 километров.

— В прошлом году этот племзавод заказывал нам отлов семи собак на территории, мы приехали, отловили, а они нам не заплатили, — говорит Юрий. — Так что мы решили им таким образом вернуть бобиков. Это такая мстя. Я животных не убиваю, они выходят из моей машины на своих ногах. Вот, смотрите, — Юрий показывает на телефоне видео, где из его машины выбегают шесть или семь собак. — Видите? Такого видео у меня много. Машина узнаваемая? Ваших собак я сначала отвез в клинику «Пантера» в Белоозерском, там им сделали прививки, продержали десять дней на карантине, и я их отвез сюда.

Черный «Айболит»

«“Айболит” — это очень известные черные отловщики, — говорит мне Екатерина Дмитриева, руководитель фонда защиты городских животных. — Их в Питере пытаются прижать, но они и в Москве работают. У них куча сайтов, найти их практически невозможно. Я в прошлом году писала на них заявления, но это ни к чему не привело. Черный отлов — это огромная проблема».

Для людей из дачного поселка «Горки», которые считали собак своими, происшествие стало настоящим шоком. Никто не мог представить, что среди бела дня можно просто приехать и забрать животных. Но зоозащитники сталкиваются с подобными ситуациями постоянно.

«Черным отловом пользуются недобросовестные владельцы всяких территорий, заводов, дачных поселков и так далее, — продолжает Дмитриева. — У них часто нет злых намерений, ведь никто из отловщиков не говорит, что убивает животных. Все клянутся, что отдают в приют, а это в принципе невозможно. Содержать пожизненно собак или кошек никто не будет. Все приюты в Москве забиты под завязку. И такие дельцы либо вывозят их в другой район и выпускают, тогда у животных остается шанс, либо просто убивают. Естественно, ни о какой премедикации, эвтаназии, когда у животного отключается сознание, речи не идет».

Нет тела — нет дела

Существует официальный путь решения вопроса. Регулирование численности безнадзорных животных отнесено к полномочиям муниципалитетов. В районном бюджете заложены деньги на отлов животных по программе ОСВВ. Соответственно, после обращения в муниципалитет животных должны отловить, стерилизовать, вакцинировать и выпустить на прежнее место. С последним пунктом как раз владельцы территорий и не согласны. Им проще обратиться к черным ловцам, которые гарантируют, что животные назад не вернутся. Чтобы это ни значило.

Даже официальные отловщики, чтобы получить госконтракт, порой соглашаются с условием выпускать собак не в прежнюю среду обитания, а куда-нибудь в другое место. Иначе они просто не получат подряд. Естественно, этот пункт оговаривается устно, в договоре все прописывается как надо. Нередко можно встретить собак с бирками на ухе, при сканировании которых выясняется, что они находятся далеко от своего «дома». Их просто вывезли в другой район, чтобы не раздражать заказчиков.

Сотрудник пункта временного содержания безнадзорных животных транспортирует временно обездвиженную собаку в операционную для вакцинации Фото: Сергей Ермохин/РИА Новости

«Законы сейчас оставляют широкое поле для деятельности черных отловщиков, и привлечь их к ответственности почти нереально, — говорит Юлия Пронина, руководитель общественного движения защиты животных “Кошки Санкт-Петербурга и Ленобласти”, член общественного совета при комитете по ЖКХ Ленинградской области по вопросам отношения к домашним безнадзорным и диким животным. — Как говорят некоторые сотрудники правоохранительных органов, “Нет тела — нет дела”. Чтобы этих отловщиков поймали на месте преступления, нужны, извините, трупы. Мы пытаемся внедрить в Петербурге инструкцию по отлову, чтобы ограничить деятельность черных отловщиков и иметь возможность привлекать их хотя бы к административной ответственности. Но городские власти пока такую инициативу игнорируют. К услугам черных отловщиков в Петербурге прибегают и государственные учреждения. У нас есть прямые факты, которые это подтверждают».

Оплата по головам

Несмотря на принятый в 2018 году закон о защите животных, которого почти двадцать лет добивались зоозащитники, регулирование численности безнадзорных животных в населенных пунктах до сих пор происходит на основании постановления Совета Министров РСФСР от 23 сентября 1980 г. N 449 «Об упорядочении содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах РСФСР». В него вносили поправки в 1985 и 1992 годах, но все равно оно выглядит крайне архаично и написано очень общими формулировками.

Оплата отловщикам по госконтрактам идет по количеству голов. Если заключили договор на четыре тысячи голов, то подрядчик заинтересован во что бы то ни стало набрать это количество. Именно поэтому в отлов попадают домашние животные. Особо циничные даже снимают ошейники с пойманных собак. Так домашний питомец становится безнадзорным животным.

«Минприроды сейчас готовит подзаконные акты, регулирующие процесс отлова и стерилизации безнадзорных животных, — говорит Владимир Бурматов, председатель Госдумы по экологии и охране окружающей среды. — Потому что черные отловщики либо никого не ловят, а просто разворовывают деньги, либо еще и убивают животных. Я считаю, что отлов должен проходить под видеофиксацию. Количество приютов должно быть рассчитано так, чтобы время доставки животного не превышало трех часов. На сайте приюта должна появляться информация обо всех помещенных в него животных. И приюты должны быть открыты для общественных инспекторов, чтобы в любой момент можно было сверить фактическое количество животных с заявленным в документах и отследить их судьбу. И если эти цифры различаются, то уже потом разбираться. Животные, которых ветеринары признали социализированными, должны выпускаться потом в естественную среду».

Сотрудник пункта временного содержания безнадзорных животных транспортирует временно обездвиженную собаку в операционную для вакцинации Фото: Сергей Ермохин/РИА Новости

По словам Бурматова, убийство бездомных животных — широкое поле для коррупции. За прошлый год общий объем контрактов на умерщвление животных составил 1,9 миллиарда рублей. Уже в этом году в сорока муниципалитетах было заключено контрактов на 60 миллионов рублей, хотя это прямо противоречит Закону о защите животных. Убивать бездомных животных больше нельзя.

«Динамика численности безнадзорных животных в регионах, где ее регулируют путем умерщвления, растет с каждым годом, — продолжает Владимир Бурматов. — Это наводит на две мысли. Либо животных на самом деле никто не считает и цифры берут с потолка, чтобы получать побольше денег из бюджета. Либо методика неэффективна и популяция бездомных животных действительно растет. А если взять отчетность регионов, где этот вопрос регулируется гуманными методами, то там ежегодно фиксируется сокращение численности».

Сейчас в государственных тендерах на отлов по программе ОСВВ могут участвовать любые компании. Система такова, что участники тендера проходят под номерами и заказчик видит только сумму. То есть выиграть конкурс может химчистка или строительная компания, которая уже потом будет искать подрядчика. В Ленинградской области был случай, когда тендер выиграла краснодарская компания, которая занимается организацией праздников. Она выставила настолько низкую цену, что не смогла найти за эти деньги даже черного отловщика, не говоря уже об официальном.

Расходятся в показаниях

«Я очень люблю животных, — говорит Оксана Михайловна Соловова, председатель СНТ “Горки”, которая вызвала отлов для Фреда, — но если вы берете на себя ответственность за каких-то животных, то ухаживайте за ними, стерилизуйте, делайте прививки. И держите у себя на территории. А так, когда они бегают по всему дачному поселку и бегут за машинами… Скоро приедут дети на весенние каникулы, и непонятно, чего ждать. Это же собака. А если что-то случится, кто будет отвечать? Заявление вы кому несете? Председателю. Кричите, орете, почему собаки на территории СНТ без намордника. Тут палка о двух концах. Одни любят животных, другие не любят, и кому как угодить, непонятно. А собаки задрали двух кошек, кровища текла по улице. Это страшно. Приходится вызывать отлов. За собак не волнуйтесь, они находятся в приюте в городе Белоозерском под Бронницами, и одну собаку куда-то уже пристроили».

В клинике «Пантера» в Белоозерском, на которую сослалась Оксана Михайловна, сказали, что собаки из дачного поселка «Горки» у них содержались с 14 по 25 февраля, после чего Юрий их отвез и выпустил. Содержание собак оплачивалось в частном порядке, по 350 рублей за собаку в сутки. Это вместе с кормлением. То есть содержание трех собак в течение десяти дней стоило 10 500 рублей. Плюс, еще сколько-то стоили вакцины. С учетом того, что Юрий получил за отлов трех собак девять тысяч рублей, бизнес-схема получается дорогостоящая. Еще же «Айболит», как посредник, должен что-то получить. Не сходятся и даты. Первый контакт с Юрием был 19 февраля, и он говорил, что выпустил собак уже несколько дней назад. Оставим за скобками то, что одна сучка была глубоко беременна, и за эти десять дней могла уже родить. История председателя СНТ про одну пристроенную собаку вообще никак не укладывается в схему. После этого телефонного разговора Соловова перестала брать трубку, и дополнительных сведений от нее получить не удалось.

Бездомная собака в пункте временного содержания Фото: Сергей Ермохин/РИА Новости

«Скорее всего дату в актах они поставили ту, которую нужно ставить по правилам карантина, — говорит отловщик Юрий. — Возможно, они были там меньше дней. Вообще регламент составляли дебильные люди. Там написано, что животных надо отлавливать такими медикаментами, как тиопентал, кетамин и калипсол. Все они являются списочными, закрытыми, и наличие таких препаратов у меня — это прямой путь в бывший Госнаркоконтроль и в полицию. Ловят собак с помощью ветеринарного наркоза, который продается в открытом доступе. Золетил, телазол, плюс второй компонент ксилозин, получается двухкомпонентный наркоз. На эти препараты не требуется никаких лицензий, они продаются в открытом доступе. Собак, которых я отлавливаю в частном порядке, я все равно помещаю в карантин на некоторое время, и всем там делают вакцину “Вангард 7” и “Рабиес”. Я могу поклясться на чем угодно буквально, что эти бобики живые и здоровые пошли гулять именно в том месте, которое я показал».

«Если ваше животное увезли отловщики, пишите заявление в полицию, прокуратуру, администрацию города, можно параллельно направить заявление депутату законодательного собрания с просьбой взять на контроль и отправить запросы в профильные структуры, — говорит Юлия Пронина. — Необходимо сразу попытаться выяснить, кто заказчик и исполнитель отлова, узнать все подробности и указать это в заявлении. Ссылайтесь на 245 статью Уголовного кодекса РФ “Жестокое обращение с животными”. Попытайтесь сразу выйти на исполнителя отлова и сообщите им, что они отловили ваше домашнее животное. Питомца, правда, вы уже скорее всего не вернете, но проблем отловщикам добавите».

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — в телеграм-канале «Таких дел». Подписывайтесь!

Вы можете им помочь

Помогаем

Кислородное оборудование для недоношенных детей

Службы помощи людям с БАС

Хоспис для молодых взрослых

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

Материалы партнёров

MURMANSK, RUSSIA — OCTOBER 5, 2017: Stray dogs in a street. Lev Fedoseyev/TASS Россия. Мурманск. 6 октября 2017. Бездомные собаки на одной из улиц города. Лев Федосеев/ТАСС

Сотрудник пункта временного содержания собак осуществляет отлов бездомных животных

Сотрудник пункта временного содержания безнадзорных животных транспортирует временно обездвиженную собаку в операционную для вакцинации

Сотрудник пункта временного содержания безнадзорных животных транспортирует временно обездвиженную собаку в операционную для вакцинации

Бездомная собака в пункте временного содержания

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

По всем вопросам обращайтесь на mne@nuzhnapomosh.ru

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

УТВЕРЖДЕНО
Советом Благотворительного фонда
помощи социально-незащищенным гражданам
«Нужна помощь»
(Протокол №1 от 19.03.2021 г.)

  1. Значение настоящей публичной оферты
    1. Настоящая публичная оферта («Оферта») является предложением Благотворительного фонда помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд»), реквизиты которого указаны в разделе 5 Оферты, заключить с любым лицом, кто отзовется на Оферту («Донором»), договор пожертвования («Договор») на реализацию уставных целей Фонда, на условиях, предусмотренных ниже.
    2. Оферта является публичной офертой в соответствии с пунктом 2 статьи 437 Гражданского кодекса Российской Федерации.
    3. Оферта вступает в силу со дня, следующего за днем размещения ее на Сайте в сети Интернет: takiedela.ru, sluchaem.ru, 365.nuzhnapomosh.ru, beznadege.net, nuzhnapomosh.ru, https://nuzhnapomosh.ru/donate/.
    4. Оферта действует бессрочно. Фонд вправе отменить Оферту в любое время без объяснения причин.
    5. В Оферту могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте Фонда.
    6. Недействительность одного или нескольких условий Оферты не влечет недействительности всех остальных условий Оферты.
    7. Местом размещения Оферты считается город Москва, Российская Федерация.
    1. Сумма пожертвования: сумма пожертвования определяется Донором.
    2. Назначение пожертвования: реализация уставных целей Фонда.
    1. Договор заключается путем акцепта Оферты Донором.
    2. Оферта может быть акцептована Донором любым из следующих способов:
      1. путем перечисления Донором денежных средств в пользу Фонда платежным поручением по реквизитам, указанным в разделе 5 Оферты, с указанием назначения пожертвования «пожертвование на Благотворительную программу “Нужна помощь.ру», а также с использованием платежных терминалов, пластиковых карт, электронных платежных систем и других средств и систем, позволяющих Донору перечислить Фонду денежные средства;
        При получении безадресного пожертвования на расчетный счет по реквизитам, Фонд самостоятельно конкретизирует его использование, исходя из статей бюджета, утвержденных Советом фонда, являющихся неотъемлемой частью деятельности Фонда либо направляет их на расходы на административные нужды Фонда в соответствии с Федеральным законом №135 от 11.08.1995 г. «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)».
      2. путем помещения наличных денежных средств (банкнот или монет) в ящики (короба) для сбора пожертвований, установленные Фондом или третьими лицами от имени и в интересах Фонда в общественных и иных местах.
      1. Совершая действия, предусмотренные данной Офертой, Донор подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящей Оферты, уставными целями деятельности Фонда, осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящей Оферты.
      2. Донор имеет право на получение информации об использовании пожертвования. Для реализации указанного права Фонд размещает на сайте:
        1. информацию о суммах пожертвований, полученных Фондом, в том числе о суммах пожертвований, полученных для оказания Фондом помощи каждому конкретному проекту;
        2. отчет о целевом использовании полученных пожертвований, в том числе для оказания Фондом помощи каждому конкретному проекту;
        3. отчет об использовании пожертвований в случае перемены целей, на которые направляется пожертвование. Донор, не согласившийся с переменой цели финансирования, вправе в течение 14 календарных дней после публикации указанной информации потребовать в письменной форме возврата денег.

        Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь»

        Адрес: 119270, г. Москва, Лужнецкая набережная, д. 2/4, стр. 16, помещение 405
        ИНН: 9710001171
        КПП: 770401001
        ОГРН: 1157700014053
        р/с 40703810701270000111
        в ТОЧКА ПАО БАНКА «ФК ОТКРЫТИЕ»
        к/с 30101810845250000999
        БИК 044525999

        УТВЕРЖДЕНО
        Директором
        Благотворительного фонда
        помощи социально-незащищенным гражданам
        «Нужна помощь»
        (Приказ №1 от 01.01.2021 г.)

        Благотворительного фонда помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» в отношении обработки персональных данных и сведения о реализуемых требованиях к защите персональных данных

        Отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск

        Городские власти по-прежнему предпочитают решать проблему бродячих животных их отловом и ликвидацией. Есть только один способ сделать эту сферу гуманнее — волонтерам-зоозащитникам нужно выходить на новый уровень организации и работать с официальными органами. Но это не всегда бывает просто

        «Стреляют по собакам», «отравили ядом и оставили умирать», «щенки бьются в конвульсиях» — если вы попытаетесь узнать, что происходит с отловом бродячих животных в России, вы обнаружите десятки пугающих заголовков. Пока зоозащитники возятся с брошенными питомцами и пытаются открывать новые приюты, коммерческие компании в каждом втором регионе решают проблему куда проще.

        По договору с муниципальными властями бизнес должен отлавливать, стерилизовать и возвращать собак на улицу. Вместо этого многие убивают животных прямо на улице или проводят эвтаназию уже в приюте.

        Собачьи «карусели» и массовые убийства

        Самое распространенное средство для убийства бездомных собак — отравленная еда или дротики с ядом, рассказывает директор ассоциации «Благополучие животных» Маруся Лежнева. Яд стоит дешево, а порции для экономии нередко уменьшают, поэтому многие раненые собаки умирают не сразу, а часами бьются в конвульсиях. Потом догхантеры возвращаются, собирают мертвых животных и вывозят на свалку.

        Массовые убийства собак совершают не из особой жестокости — это просто выгоднее, чем работать по договору. Как рассказывает председатель «Общества защиты животных в Тюмени» Анна Москвина, подрядчики часто составляют фальшивые отчеты об отлове и стерилизации животных, на самом деле убивая их. Часть нерастраченных денег компания может отдать чиновникам, и проверять их отчет никто не станет. «А методы… какая разница, как убить, важнее же деньги поделить поровну», — говорит Москвина.

        Восемь лет подряд Анна и несколько ее друзей-зоозащитников сами ловили с поличным недобросовестных бизнесменов, которые усыпляли отловленных животных. По рассказам активистки, жертвами догхантеров чаще всего становятся старые особи — щенков специально не трогают, чтобы они размножались. Тогда можно будет выигрывать контракты из года в год.

        «Могут написать, что на передержке 70 собак, а по факту в приюте всего 11 мест. И где же остальные? Бывало еще, что перевозят нестерилизованных собак с места на место, устраивают “карусели”, чтобы отлавливать одних и тех же животных до бесконечности, “отмывать” деньги», — говорит Москвина.

        По закону за отлов собак отвечают муниципальные власти. Многомиллионные контракты на стерилизацию и возврат животных на улицу разыгрывают каждый год. О распространенности сговоров между догхантерами и заказчиками говорят многие зоозащитники. В некоторых случаях чиновники просто халатно относятся к своей работе — так или иначе, до прокурорской проверки и судебных разбирательств дело доходит редко .

        Жертвы догхантеров Фото: Коштэ Аца/Комсомольская Правда/PhotoXPress

        Добросовестных подрядчиков контролируют строже, чем живодеров, поэтому правильная работа с бездомными животными стоит дорого. «Когда выходит работать хороший исполнитель, начинается жесткий контроль: и отчеты требуют, и проверки ходят. Хороший подрядчик ни с кем не делится, все деньги использует исключительно по назначению, а не на взятки», — рассказывает Анастасия Федюнина, председатель ассоциации юристов и специалистов по правам и защите животных «Зооправо».

        Зоозащитники борются с недобросовестными подрядчиками как могут — проверяют тендеры, инициируют прокурорские проверки, рассказывают журналистам о нарушениях закона. Но эффективнее все-таки сделать следующий шаг и самим начать работать с муниципальными властями так, как нужно.

        Результативная гуманность

        Идеальный сценарий гуманного обращения с бездомными животными описывается аббревиатурой ОСВВ: отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск. И, конечно, развитая система приютов.

        Если пошагово, действовать нужно так: бездомное животное забрать с улицы — самостоятельно или с помощью дротиков со снотворным — и отвезти в приют. Там собаку осматривает врач: лечит, если необходимо, обязательно прививает и стерилизует. Животное, прошедшее стерилизацию, отмечают биркой. Когда швы заживают социализируют и пытаются пристроить, либо отвозят на место, где она жила до отлова, если в приюте нет свободных мест.

        ОСВВ может быть эффективен только при условии добросовестной работы подрдячиков. Необходимо отлавливать не менее 80 процентов бродячих животных, рассказывает Валерия Аверкиева, руководитель Общероссийской общественной организации содействия сохранению животного мира «Российское биологическое общество».

        К модели ОСВВ некоторые регионы России начали переходить еще около пятнадцати лет назад. Зоозащитники и волонтеры смогли убедить в ее эффективности чиновников, которые действительно хотели решить проблему бездомных животных. Дело в том, что убийства только усугубляют ситуацию: собаки не перестают размножаться, на место убитых животных приходят другие, сбиваются в стаи и становятся только опаснее для горожан.

        Одним из первых про ОСВВ заговорил Владимир Гройсман, создатель благотворительного фонда «Сострадание НН». Он начал внедрять отлов и стерилизацию в Нижнем Новгороде в 2014 году, когда в городе насчитывалось более семи тысяч собак. Сейчас их здесь всего около 800. Животные умерли естественной смертью, а на их место не пришли другие, потому что не осталось потомства.

        «ОСВВ подтвердила свою эффективность полностью — так же, как и в Санкт-Петербурге. Бездомные животные у нас стерилизованы, привиты от бешенства, неагрессивные особи либо выпущены на улицу, либо находятся в приюте, откуда их забирают жители города. Агрессивных собак мы не усыпляем, а передаем для охраны предприятий. Таких всего 2-3 процента, не более — их никогда обратно никто не выпускают. Если агрессивные животные бегают по улицам, это уже вопрос добросовестности подрячика», — рассказывает Гройсман.

        Сотрудники одной из общественных организаций во время отлова бездомных собак Фото: Виталий Невар/ТАСС

        Каждый месяц не меньше 50 животных уходит из приютов в семьи нижегородцев. Как результат, по словам Гройсмана, сейчас в городе 9 из 10 случаев укусов собаками — это домашние животные. Случаи бешенства за последние несколько лет вовсе не регистрировались.

        «Главный плюс ОСВВ, что собаки не размножаются. Они занимают свою нишу, но остаются под контролем, — говорит Гройсман. — Чтобы бродячих собак становилось меньше, нужно стерилизовать не меньше 60-80 процентов популяции. Это очень важно — одной собаке достаточно за свою жизнь принести всего двух щенков, и вот уже количество бездомных животных как минимум не будет сокращаться. А если собаку не стерилизовать, она за год приносит до 12 щенков».

        Валерия Аверкиева считает, что агрессия собак — это все-таки причина, по которой ОСВВ нельзя считать в полной мере эффективным методом. При стерилизации агрессивность стаи не уменьшится, а на охранные предприятия нужны как раз не агрессивные, а стабильные собаки, способные работать с человеком. «Собаку, которая всю жизнь прожила на улице можно социализировать, но это огромные ресурсы, временные, финансовые, моральные. Необходимо долгое обучение, профессиональные кинологи, откуда такие ресурсы у подрядчика, если ему даже на стерилизацию не всегда хватает денег? И даже при условии, что все ресурсы есть, ты максимум научишь собаку адекватно реагировать на человека, ни о какой охране речь не идет», — считает Аверкиева.

        По мнению Аверкиевой, ОСВВ нельзя одинаково применять во всех регионах страны — например, на севере выпускать животных обратно на улицу в минус сорок-пятьдесят также не гуманно. Руководитель российского биологического общества считает, что самый действенный способ решить проблему бродячих животных — работа приютов, а ОСВВ может стать сплошной «растратой денег». В качестве хорошего примера Аверкиева приводит Москву, где абсолютное большинство собак отловили с улицы и поместили в муниципальные приюты.

        В любом случае, в большинстве развитых стран убийство здоровых собак давно запрещено, поскольку не приносит долгосрочного результата, говорит президент благотворительного фонда «Ника» Вера Митина. В странах Европы бродячих животных уже многие годы стерилизуют и размещают в приюты на пожизненное содержание, либо пристраивают. Например, в Германии, за выброшенного домашнего питомца хозяин рискует заплатить огромный штраф, потому что всех животных вносят в единую базу данных и вычислить владельца не составляет никакого труда. «Там в каждом городе есть несколько приютов для бездомных животных — не увидишь бродячих собак, прогуливающихся по улице, — рассказывает Вера Митина.

        Модель ОСВВ и приоритет сохранение собак в приютах была окончательно закреплена в России в федеральном законе «Об ответственном обращении с животными» в 2018 году. С этого момента все регионы страны обязаны придерживаться новых правил — по старинке ловить и усыплять собак чревато штрафами и судебными разбирательствами. По закону муниципальная власть обязана требовать от подрядчиков отчет о гуманно проведенной работе: эвтаназию применять можно, только если собака неизлечимо больна.

        Подрядчиком может стать любое юридическое лицо, в собственности или аренде которого находится приют для передержки животных, автомобиль для перевозки и два подписанных договора: с профессиональным ловцом собак и ветеринаром, который будет стерилизовать и прививать дворняжек. Но по новым правилам всю работу от отлова до выпуска подрядчик должен записывать на видео и публиковать в интернете. Так отчет сможет посмотреть не только заказчик, с которым можно договориться, но и любой неравнодушный активист.

        По новому закону за допуск к работе недобросовестных догхантеров и отсутствие контроля за ними чиновник может попасть под статью 293 УК «Халатность». Живодерам за необоснованное убийство собак грозит 245 статья УК «Жестокое обращение с животными».

        Сесть на хвост

        Зоозащитники обратили внимание на бизнес по отлову собак еще до принятия закона «Об ответственном обращении с животными»: многие волонтеры поняли, что самим становиться исполнителями услуг эффективнее, чем постоянно бороться с живодерами. Как перейти от активизма к системной работе?

        Анна Москвина занялась зоозащитой после того, как случайно прочитала статью про догхантеров. Ситуация в Тюменской области тогда не слишком отличалась от других регионов — контракты на отлов бродячих собак разыгрывались внушительные, но никакого результата, кроме новых мертвых животных на улицах Тюмени, не было. Чтобы спасти собак, девушка сначала взяла в аренду муниципальный приют и объявила сбор денег на корм. Так работала несколько лет. Но мысль о том, что спасти удается не всех собак, не давала покоя.

        Тогда Анна перешла в наступление: вместе с другими активистами она объездила все приюты подрядчиков, заходила с проверками, фотографировала нарушения, жаловалась в прокуратуру, привлекала журналистов, устраивала уличные акции. И наконец добилась внимания муниципалитета.

        Приют для собак Фото: Александр Дроздов/Интерпресс/PhotoXPress

        «Нас вызвали и сказали: “Ну а что вы предлагаете делать? У нас нет других подрядчиков. Нам же надо как-то исполнять полномочия”. На тот момент мы уже арендовали муниципальный приют для собак, где за свой счет содержали бездомных животных. Поэтому, имея небольшой опыт работы в этой сфере и ИП, оформленное на моего мужа, мы предложили заключить контракт с нами», — вспоминает Анна.

        Прежние исполнители, сообразив, что власть выбирает гуманные методы работы, ушли с рынка, и Анна начала выигрывать тендеры, как единственный поставщик услуг в Тюменской области.

        По мнению экспертов, порядок действий, которые предприняла Анна, — верный способ избавиться от недобросовестных подрядчиков в своем регионе. Сначала нужно создавать живодерам «невыносимую жизнь», а когда муниципальная власть поймет, что бороться с активистами бесполезно, они заключат договор с добросовестным подрядчиком, советует создатель фонда «Сострадание НН» Владимир Гройсман.

        Собаки — жертвы тендеров

        И все-таки основная преграда на пути волонтеров — не живодеры, а печально известный ФЗ №44, по которому тендер выигрывает тот, кто предлагает минимальную цену. По подсчетам зоозащитников, в среднем на полный пакет ОСВВ одной собаки требуется от семи до 14 тысяч рублей в зависимости от региона и цен на местном рынке. У многих муниципалитетов есть такие деньги, но закон не всегда позволяет чиновникам быть гуманными.

        Можно убедить местную власть в том, что модель ОСВВ эффективнее, но, даже если доводы зоозащитников произведут впечатление на чиновников, без конкурса и дополнительных аукционов они смогут заключить с волонтерским сообществом контракт только на сумму меньше 600 тысяч рублей. Да, это хорошее начало, — когда власти увидят результат, как в случае с Анной, они не захотят иметь дело с живодерами. Но абсолютное большинство контрактов на отлов собак заключается по результатам тендера. Для участия достаточно подготовить коммерческое предложение, расписать, что и за какую сумму бизнесмен готов сделать. Самую низкую цену может предложить вовсе не добросовестная компания.

        Конечно, волонтеры тоже могут предложить свои услуги по минимальной цене. Тогда выиграть тендер однозначно получится, но исполнять контракт придется почти полностью за свой счет. ОСВВ — затратная процедура, и контракта по заниженной смете не хватит, чтобы сделать все по правилам. В спасение собак придется вкладывать свои деньги либо объявлять сбор средств.

        Когда фонд «Сострадание НН» начинал работу, на одну собаку по контракту получалось около тысячи рублей, рассказывает Владимир Гройсман — и это включая дорогостоющую стерилизацию. «Представьте, если стерилизация одной особи стоит три тысячи рублей, плюс медикаменты минимум 400 рублей, прибавляем к этому содержание животного, оплату бензина, работу ветеринара и так далее. Получается серьезная сумма. А тут приходит кто-то и говорит: “А я сделаю все за тысячу рублей!” Понятно, что он будет животных убивать. Но при этом законодательно он играет на уменьшение цены. А значит, играет по правилам», — говорит Гройсман.

        Отлов и вакцинация бездомных собак Фото: Сергей Ермохин/РИА Новости

        Один из способов компенсировать затраты — привлекать пожертвования. Если у волонтерского сообщества нет своей некоммерческой организации и опыта в фандрайзинге, можно объединить усилия с фондом, который будет собирать дополнительные средства на стерилизацию и лечение. Например, волонтер-подрядчик отлавливает собаку, а если она больна, передает ее зоозащитникам в приют. Они собирают деньги на лечение и, если получается, находят собаке хозяина.

        По мнению Владимира Гройсмана, со сбором денег не все просто — например, на лечение собак жертвуют неохотно. Поэтому на первых порах многие вынуждены усыплять собак, которых можно было спасти. Но все же бояться, что постоянно придется тратить свои деньги, не нужно: после принятия нового закона на подряды по модели ОСВВ стали выделять больше средств.

        «Со временем реально выйти на стабильный доход и даже вкладывать в развитие дела. Сейчас власть становится лояльнее и начинает понимать, что за тысячу рублей собаку можно только убить. А отвечать за убийство придется чиновникам», — говорит Гройсман.

        Зоозащитники долго боролись, чтобы подход к заданию тендера со стороны заказчиков поменялся и разыгрываемые суммы закрывали расходы, неизбежные при модели ОСВВ. Только за последний год московская ассоциация «Благополучие животных» отменила более трехсот госзакупок на общую сумму более 180 миллионов рублей. В этих заданиях нарушались положения нового закона «Об ответственном обращении с животными» — например не было прописано, в каких случаях можно убивать собак, а в каких нет.

        «Если закупочная документация прописана четко, то есть вариант, что недобросовестный подрядчик просто не пойдет на такой контракт, побоится», — говорит Екатерина Кузьменко, юрисконсульт ассоциации «Благополучие животных».

        Мониторингом госзакупок в этой сфере занимается еще одна ассоциация — «Зооправо». Специалист ассоциации Екатерина Шевелева добавляет, что жаловаться и отменять закупки зачастую недостаточно, — чиновники могут так переписать задание, что контракт все равно выиграют «нужные люди». Увы, разорвать порочный круг сложно — недостаточно даже поймать живодера «за руку», когда он начнет убивать животных, и добиться его внесения в список «недобросовестных исполнителей». Злоумышленник может податься на тендер под другим именем, например от лица ИП, оформленного на близкого родственника, и снова с минимальной ценой выиграть конкурс. И никто не станет проверять, кто он, откуда, есть ли у него опыт и необходимая материальная база. В перспективе выход только один — дорабатывать правовые нормы, регулирующие работу с животными, и устранять пробелы в законе.

        Что можно сделать самому?

        Допустим, оттеснить недобросовестных подрядчиков удалось, а задание на отлов животных было сформулировано правильно. Но как самому начать работу по ОСВВ и при этом не наломать дров? Порой вдохновленные волонтерской работой активисты без особой подготовки оформляют ИП, заключают контракты и допускают серьезные ошибки, цена которым — жизнь животного.

        Президент фонда «БИМ» Дарья Тараскина говорит, что в работе с бездомными животными много неочевидных нюансов: например, для перевозки обездвиженной собаки может понадобиться специальная машина, чтобы животное не замерзло зимой и не задохнулось летом. За советом начинающие подрядчики могут обратиться к более опытным зоозащитникам.

        Оксана Кудря — волонтер со стажем, работает муниципальным подрядчиком в Ростовской области не первый год. Оформить ИП и правильно подготовить документы Оксане помогло юридическое образование. Санитарные требования и тонкости законодательства изучала сама, советовалась с другими волонтерами.

        Участок под приют Оксана выбирала вдали от жилых домов, но потратиться все равно пришлось — девушка оформила два кредита и еще заняла денег у родственников.

        Почти 200 тысяч стоила первая секция из пяти вольеров, еще столько же — строительство ограждения и кладовой. Зоозащитница уже и не помнит, во сколько обошлась вся подготовка, — было важно все сделать правильно, а не считать деньги. Подсчетом Оксана занялась, когда увидела на госзакупках первый тендер — оказалось, что работа обойдется не меньше 12 тысяч за одну собаку.

        Сейчас в приюте Оксаны 70 мест для собак, есть договор с ветеринаром, ловцы и автомобиль. «Мы открылись весной 2018 года, а первый контракт получили в июле. Первую зарплату я выплатила под Новый год. Еще рано говорить о какой-то серьезной стабильности в бизнесе, но мы уже можем вкладывать в развитие своего дела, а это о многом говорит», — говорит Оксана.

        Оксана советует всем, кто тоже хочет стать подрядчиком, внимательно изучать тонкости работы с животными. Один из самых важных моментов — материальная база. Нужно точно рассчитать, сколько может понадобиться вольеров. Иначе может получиться, что время передержки собак придется сократить, а для стерилизованных животных смертельно опасно оказаться на улице с незатянувшимися швами.

        Сотрудник ветеринарной службы проводит чипирование в операционной пункта временного содержания безнадзорных животных Фото: Сергей Ермохин/РИА Новости

        Владимир Гройсман приводит примерные подсчеты, сколько может понадобиться ресурсов для работы в городе-миллионнике. «Допустим, в таком городе около семи тысяч собак. Чтобы система работала, надо стерилизовать четыре-пять тысяч собак за год. То есть примерно 400 собак в месяц. Соответственно, нужно иметь приют не менее, чем на триста сменяемых мест, плюс еще на пристрой 100 мест. Потребуются три машины, шесть ловцов, которые будут работать в паре, минимум два ветеринара и один фельдшер».

        Ветеринарные навыки тоже пригодятся — нужно знать, какое оборудование и медикаменты закупать. Если использовать для снотворного неправильное вещество или ввести избыточную дозировку, собака может умереть прямо в машине.

        «Если вы не знаете, что такое антишоковая терапия, не умеете делать искусственное дыхание, не знаете, как рассчитать правильную дозировку препаратов, но очень хотите помогать бездомным животным, идите и помогайте чем можете и как умеете. Покупайте еду, оплачивайте лечение, но не идите в подрядчики без специальных медицинских знаний, иначе вы не спасете, а убьете животных», — советует глава фонда «БИМ» Дарья Тараскина.

        Зоозащитники, которые имеют опыт в работе с подрядами, проводят для начинающих вебинары, мастер-классы и открытые уроки. В Нижнем Новгороде готовится к открытию школа по обучению модели ОСВВ. Фонд «Сострадание НН» вместе с ассоциацией «Благополучие животных» расскажут обо всех аспектах работы подрядчика — от юридических до медицинских.

        «Будем учить всему. Как ловить, как спасать, как лечить, как пристраивать, как разговаривать с властью, как участвовать в тендерах. Ветеринаров будем учить стерилизовать собак поперечным швом, рассчитывать наркоз в соответствии с массой тела, ловцов — ловить агрессивных и пугливых собак, администраторов —тому, как работать с документами. Все нюансы работы», — говорит Владимир Гройсман.

        Подобный курс проводят и в Москве. Ассоциация «Благополучие животных» рассказывает будущим подрядчикам, какое юридическое лицо лучше всего оформить, как правильно подавать документы на участие в тендере, как оформлять акты о проведенной работе, как составить коммерческое предложение — все, что связано с документооборотом и соблюдением законодательства. Кроме того, зоозащитники рассказывают и об уходе за бродячими животными, о более эффективном фандрайзинге и о том, как правильно работать по модели ОСВВ.

        «Мы очень хотим, чтобы добросовестных подрядчиков стало больше, потому что они могут выполнять заказы более качественно и гуманно. А во-вторых, это дополнительные деньги, потому что у зоозащитников, как у любого НКО, никогда нет денег. А тут государственные деньги, которые позволяют не вкладывать свои собственные средства, чтобы спасти животных», — говорит директор ассоциации «Благополучие животных» Маруся Лежнева.

        Нравственный закон выше всего

        Статистики по количеству бездомных собак в стране нет, ее можно составить только исходя из численности населения регионов. Тем не менее зоозащитники говорят, что в последние годы ситуация в стране значительно улучшилась. В основном благодаря активности волонтеров, считают эксперты.

        «Здесь, как и везде, важнее всего погружение в проблему. должен быть человек неравнодушный, эта тема должна быть ему близка, он должен любить животных и мечтать изменить ситуацию к лучшему. Такие люди будут делать все согласно юридическим и моральным законам», — говорит Светлана Сафонова, и.о. директора фонда «Дарящие надежду».

        Благотворительная акция-раздача бездомных животных Фото: Андрей Пронин/Интерпресс/PhotoXPress

        Несмотря на все сложности с тендерами и недобросовестными подрядчиками, волонтеры готовы активно включаться в официальную работу с бездомными животными. Но все-таки, чтобы полностью победить проблему, главное — научить людей ответственному отношению к их питомцам. Чтобы никто не выбрасывал собак на улицу, даже не пытаясь найти им новых хозяев или пристроить животных в приют.

        Девять из десяти уличных животных — брошенные и потерянные, говорит Анна Москвина. Конечно, можно ввести обязательный учет животных, как в Германии, где за собаку нужно платить налог, а за отсутствие регистрационного номера у животного выпишут штраф. Но запретами дело не исправить — хуже всего, что в нашей стране нет базовой культуры содержания собак, вздыхает Москвина.

        «Меня удивляет: вот если тебе не нужна собака, зачем ты приходишь в приют? Живи без собаки. Но нет: придут, расскажут, какие они хорошие и как животных любят. Отдашь собаку, через неделю смотришь — она уже по улице бегает. Выбросили!»

        UPD. 31.07 в текст были внесены правки, уточняющие применимость метода ОСВВ.

        Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

        Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

        Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

        Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — в телеграм-канале «Таких дел». Подписывайтесь!

        Вы можете им помочь

        Помогаем

        Кислородное оборудование для недоношенных детей

        Службы помощи людям с БАС

        Хоспис для молодых взрослых

        Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

        Медицинская помощь детям со Spina Bifida

        Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

        Материалы партнёров

        Люди смотрят на собак, сидящих в клетке

        Сотрудники одной из общественных организаций во время отлова бездомных собак

        Отлов и вакцинация бездомных собак

        Сотрудник ветеринарной службы проводит чипирование в операционной пункта временного содержания безнадзорных животных

        Благотворительная акция-раздача бездомных животных

        Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

        Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

        Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

        На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

        Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

        Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

        По всем вопросам обращайтесь на mne@nuzhnapomosh.ru

        Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

        Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

        УТВЕРЖДЕНО
        Советом Благотворительного фонда
        помощи социально-незащищенным гражданам
        «Нужна помощь»
        (Протокол №1 от 19.03.2021 г.)

        1. Значение настоящей публичной оферты
          1. Настоящая публичная оферта («Оферта») является предложением Благотворительного фонда помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд»), реквизиты которого указаны в разделе 5 Оферты, заключить с любым лицом, кто отзовется на Оферту («Донором»), договор пожертвования («Договор») на реализацию уставных целей Фонда, на условиях, предусмотренных ниже.
          2. Оферта является публичной офертой в соответствии с пунктом 2 статьи 437 Гражданского кодекса Российской Федерации.
          3. Оферта вступает в силу со дня, следующего за днем размещения ее на Сайте в сети Интернет: takiedela.ru, sluchaem.ru, 365.nuzhnapomosh.ru, beznadege.net, nuzhnapomosh.ru, https://nuzhnapomosh.ru/donate/.
          4. Оферта действует бессрочно. Фонд вправе отменить Оферту в любое время без объяснения причин.
          5. В Оферту могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте Фонда.
          6. Недействительность одного или нескольких условий Оферты не влечет недействительности всех остальных условий Оферты.
          7. Местом размещения Оферты считается город Москва, Российская Федерация.
          1. Сумма пожертвования: сумма пожертвования определяется Донором.
          2. Назначение пожертвования: реализация уставных целей Фонда.
          1. Договор заключается путем акцепта Оферты Донором.
          2. Оферта может быть акцептована Донором любым из следующих способов:
            1. путем перечисления Донором денежных средств в пользу Фонда платежным поручением по реквизитам, указанным в разделе 5 Оферты, с указанием назначения пожертвования «пожертвование на Благотворительную программу “Нужна помощь.ру», а также с использованием платежных терминалов, пластиковых карт, электронных платежных систем и других средств и систем, позволяющих Донору перечислить Фонду денежные средства;
              При получении безадресного пожертвования на расчетный счет по реквизитам, Фонд самостоятельно конкретизирует его использование, исходя из статей бюджета, утвержденных Советом фонда, являющихся неотъемлемой частью деятельности Фонда либо направляет их на расходы на административные нужды Фонда в соответствии с Федеральным законом №135 от 11.08.1995 г. «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)».
            2. путем помещения наличных денежных средств (банкнот или монет) в ящики (короба) для сбора пожертвований, установленные Фондом или третьими лицами от имени и в интересах Фонда в общественных и иных местах.
            1. Совершая действия, предусмотренные данной Офертой, Донор подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящей Оферты, уставными целями деятельности Фонда, осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящей Оферты.
            2. Донор имеет право на получение информации об использовании пожертвования. Для реализации указанного права Фонд размещает на сайте:
              1. информацию о суммах пожертвований, полученных Фондом, в том числе о суммах пожертвований, полученных для оказания Фондом помощи каждому конкретному проекту;
              2. отчет о целевом использовании полученных пожертвований, в том числе для оказания Фондом помощи каждому конкретному проекту;
              3. отчет об использовании пожертвований в случае перемены целей, на которые направляется пожертвование. Донор, не согласившийся с переменой цели финансирования, вправе в течение 14 календарных дней после публикации указанной информации потребовать в письменной форме возврата денег.

              Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь»

              Адрес: 119270, г. Москва, Лужнецкая набережная, д. 2/4, стр. 16, помещение 405
              ИНН: 9710001171
              КПП: 770401001
              ОГРН: 1157700014053
              р/с 40703810701270000111
              в ТОЧКА ПАО БАНКА «ФК ОТКРЫТИЕ»
              к/с 30101810845250000999
              БИК 044525999

              УТВЕРЖДЕНО
              Директором
              Благотворительного фонда
              помощи социально-незащищенным гражданам
              «Нужна помощь»
              (Приказ №1 от 01.01.2021 г.)

              Благотворительного фонда помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» в отношении обработки персональных данных и сведения о реализуемых требованиях к защите персональных данных

              Источники:
              • https://www.miloserdie.ru/article/problema-bezdomnyh-sobak-ne-reshitsya-nikogda-esli-lyudi-budut-vybrasyvat-domashnih-zhivotnyh/
              • https://www.kp.ru/daily/27357.5/4538474/
              • https://businessman.ru/soderjanie-i-otlov-beznadzornyih-jivotnyih-pravila-trebovaniya-i-osobennosti.html
              • https://sibdepo.ru/reading/derzhis-sobaka-pochemu-novyj-zakon-o-bezdomnyh-zhivotnyh-stanet-koshmarom-dlya-kuzbassovtsev-dlya-vseh.html
              • https://takiedela.ru/2019/04/otlov-bez-pravil/
              • https://takiedela.ru/2020/07/otlov-sterilizaciya-vakcinaciya-vypus/